Карта сайта RSS Facebook Twitter Youtube Instagram VKontakte Odnoklassniki

Современные войска противовоздушной обороны —
фотогалерея ко Дню войск ПВО

В мировой истории первое применение зенитных средств можно отнести к концу XVIII века, ко времени войны Первой коалиции (1793-1797 гг.) – военных действий ряда европейских стран против Франции, объявившей в 1792 году войну Австрии, и с целью реставрации во Франции монархии. В исторических хрониках приводится случай обстрела французского свободнодвижущегося аэростата австрийцами (располагавшими тогда одной из самых совершенных артиллерийских школ) из мортиры с максимальным углом возвышения ствола. Несмотря на явный недолет ядер до цели, аэронавты поспешили покинуть поле боя. Спустя два года австрийцы «реабилитировались»: при осаде голландской крепости Шарлеруа французская рота воздухоплавателей потеряла аэростат, уничтоженный австрийской артиллерией.

Отечественная ПВО: вехи истории

Богатый практический опыт применения средств воздухоплавания (аэростатов) в военных целях и способов борьбы с ним наши военные получили в ходе Русско-японской войны 1904-1905 гг. при обороне Порт-Артура. В результате Артиллерийский комитет Главного артиллерийского управления (Артком) в ноябре 1907 г. принял решение «приступить к разработке мер борьбы с управляемыми аэростатами».

В 1910 году в России шли разработки ракетного оружия. К примеру, военный инженер Н.В. Герасимов считал, что прямое попадание ракеты в движущийся летательный аппарат – дело чрезвычайно трудное. В связи с этим он предложил поражать не само воздушное судно, а пространство, в котором оно в то время находилось. Для этой цели им была спроектирована 76,2-мм специальная гироскопическая ракета. В ходе многочисленных испытаний специалисты Главного артиллерийского управления (ГАУ) пришли к выводу, что она по дальности и правильности полета заметно уступает 76,2-мм светящим ракетам, стоявшим в то время на вооружении русской армии.

В 1912 году специалист в области артиллерии генерал Е.К. Смысловский предложил особый способ стрельбы по самолётам (аэропланам). Несмотря на небольшие размеры и высокую скорость, аэроплан обладал «вынужденным постоянством» в полете (в отличие от маневрирующих дирижаблей и аэростатов). В этой связи генерал предложил обстреливать пулеметным огнем не отдельно взятый аппарат, а определенную зону воздушного пространства, через которую должно пройти указанное воздушное средство, подвергавшееся обстрелу. По теоретическим расчетам Смысловского, «одновременная стрельба из 8 пулеметов в течение 15 секунд должна была вывести из строя одного из трех лиц [летчиков], летящих на аппарате, попавшем в подобную зону обстрела». В дальнейшем этот способ широко использовался в сочетании с артиллерийской зенитной стрельбой.

В 1912 году офицер постоянного состава Офицерской артиллерийской школы гвардии штабс-капитан В.В. Тарновский разработал бронированную автомобильную установку с зенитным орудием калибра 76,2-мм. Руководство Общества Путиловских заводов объединило ранее независимые работы по производству этой специальной зенитной пушки в общий проект, позднее получивший название «Орудие Тарновского-Лендера» (по фамилиям разработчиков). В июне 1914 г. Артком заказал у Путиловского завода первую партию таких пушек в количестве 12 единиц. Орудие это представляло собой тумбовую установку, которая могла монтироваться на различных платформах (автомобильной, железнодорожной и стационарной). Досягаемость по высоте (до 5 км), по горизонту (до 8 км) при практической скорострельности 12-15 выстрелов в минуту и круговом обстреле делала зенитную пушку пригодной для успешной борьбы с летательными аппаратами на высоте до 4 км.

Первые четыре орудия, получившие название «3-дюймовая противоаэростатная пушка образца 1914 г. Путиловского завода на автомобильной установке», были собраны в конце 1914 г. и установлены на 5-тонных автомобилях американской фирмы «Уайт», изготовленных специально для них Руссо-Балтийским заводом. В этот же период по представлению Главного управления Генерального штаба Военный совет при военном министре утвердил штат Отдельной автомобильной батареи для стрельбы по воздушному флоту и определил «сформировать [по упомянутому штату] одну автомобильную батарею и содержать ее на все время настоящей войны».

Зарождение истребительной авиации

Впервые термин «борьба за господство в воздухе» был употреблен в докладе инженер-полковника Колосовского на офицерском собрании по поводу силового использования средств воздушного флота. Для решения указанной задачи была выдвинута идея создания специальных самолетов-истребителей, озвученная в статье «Военное применение аэропланов», опубликованной в 1908 г. в газете «Русский инвалид».

В декабре 1912 г. начальником Генерального штаба генералом от кавалерии Я.Г. Жилинским на Военном совете при военном министре было предложено оформить заказ «на русских заводах 79 аэропланов, из них 24 бронированных для активных боевых действий… имеющих целью борьбу с воздушным флотом противника и уничтожение такового».

Необходимость применения истребительной авиации для завоевания господства в воздухе впервые задокументирована в 1912 г. в разработанном воздухоплавательной частью Главного управления Генерального штаба документе «Общий план организации воздухоплавания и авиации в армии». Согласно ему, задача уничтожения летательных аппаратов противника в военное время возлагалась на армейские авиационные отряды.

Согласно «Требованиям к военному аэроплану», разработанным воздухоплавательной частью ГУ ГШ, весной 1213 г., самолет, приспособленный для ведения воздушного боя, должен «действовать оружием как вперед, так и вниз, в стороны; иметь запас мощности для подъема, кроме экипажа из двух человек, груза не менее 80-100 кг; должен обеспечивать удобство наблюдения и возможность размещения беспроволочного телеграфа. Скорость должна быть не менее 90 км/час».

Заказ на производство «24 боевых блиндированных аппаратов Фармана… с приспособлением для установки пулемета» взяло на себя московское акционерное общество «Дукс», незамедлительно приступившее к работе. Но в начале 1914 г. воздухоплавательная часть ГУ ГШ была расформирована. В результате к началу Первой мировой войны в России так и не был создан боевой аэроплан.

Накануне Первой мировой войны в России начал зарождаться высший пилотаж, ставший в дальнейшем неотъемлемой частью воздушного боя. Так, 9 сентября 1913 г. на Киевском аэродроме поручиком П.Н. Нестеровым на самолете типа «Ньюпор-IV» впервые в мировой практике была выполнена замкнутая петля в вертикальной плоскости («мертвая петля»). По словам летчика, это было сделано ради расширения маневренных возможностей аэроплана.

К началу Первой мировой войны ведущие европейские государства располагали следующим количеством самолетного парка (аэропланов):

Франция – 500
Германия – 150
Россия – 140
Англия – 65
Италия – 50
Австро-Венгрия – 20

Борьба с нарушителями воздушных границ

Первым законодательным актом, закрепившим суверенизацию воздушной территории России и положившим таким образом начало организации отечественной воздушной обороны, стал закон «Об изменении и дополнении действующих узаконений о государственной измене путем шпионства», подписанный императором Николаем II 5 июля 1912 г. В нем, среди прочих уголовных деяний, наказание предусматривалось и для «виновного в пролете без надлежащего разрешения на летательном аппарате над российским укрепленным местом, а также над районами, пролет над коими воспрещен надлежащей властью».

Кстати. В начале XX века в России принимались меры по пресечению полетов через границу… почтовых голубей. Голубиная почта между Российской и Германской империями была официально организована еще в конце XIX века (регламентировалась Высочайше утвержденным мнением Государственного Совета в феврале 1888 г.). однако указанный вид почты использовался преимущественно для передачи разведывательной информации. В этой связи по линии пограничной стражи в 1906 г. было дано указание: стрелять по голубям при их перелете через границу и обратно. Всех сбитых или пойманных голубей надлежало осматривать и обнаруженные у них депеши, а «также и перья, если на них окажутся какие-либо знаки или клейма», передавать в штаб военного округа.

Период Первой мировой

Одним из первых примеров слаженной работы различных видов войск – авиации и наземных частей – по воздушной обороне стал инцидент в зоне действия Северо-Западного фронта 9 сентября 1914 г. Военный летчик 28-го корпусного авиационного отряда поручик А.И. Семенов при выполнении разведывательного полета (с наблюдателем корнетом Николаевым) в районе озера Мейер в Восточной Пруссии обнаружил неприятельский аппарат. Маневрируя в опасной близости от противника, Семенов вынудил его пойти на снижение и изменить направление полета в район русских позиций. Там немецкий самолет был обстрелян нашей пехотой и упал возле озера.


во

Первый воздушный таран

В связи с недостаточностью пулеметов и автоматических ружей для установки на аэропланы в качестве средств поражения, в годы Первой мировой войны единственным действенным способом для надежного уничтожения противника в воздухе считался касательный удар, позднее названный в русской (советской) авиации тараном.

Первый такой способ в небе над штабом 3-й русской армии Юго-Западного фронта (г. Жоклиев на Украине) против австрийского разведывательного самолета типа «Альбатрос» 8 сентября 1914 г. применил командир 11-го корпусного авиаотряда штабс-капитан П.Н. Нестеров. На двухместном самолете типа «Моран» русский летчик, выполнивший перехват группы неприятельских воздушных разведчиков (3 самолета) из положения «дежурство на аэродроме», атаковал один из них. В результате тарана экипаж австрийского самолета и сам Нестеров погибли. За этот подвиг русский пилот был награжден орденом Св. Георгия IV степени и чином капитана (посмертно).


Императорская ПВО в действии

Во время Первой мировой войны наилучшими средствами для стрельбы по воздушным целям являлись 76,2-мм пушки (обр. 1900 г.), а также 76,2-мм горные орудия системы Шнейдера (обр. 1909 г.), установленные на специальные противосамолетные поворотные рамы.

14 августа 1914 г. В полосе Северо-Западного фронта был открыт боевой счет сбитых неприятельских воздушных судов средствами наземного огневого поражения. Огнем батареи 76,2-мм скорострельных орудий на специальных противосамолетных рамах в 13 километрах к западу от Симно [район озера Амальва, Сувалская губерния] был сбит немецкий аэроплан. Четверо летчиков разбились при падении. В руки русскому командованию попал тогда один из секретных документов ВВФ Германии.

К концу первого года войны русские сухопутные войска уничтожили 19 вражеских самолетов и два дирижабля. Было взято в плен 80 членов экипажей. Русские летчики сбили в воздухе 3 самолета противника.

Весной 1915 г. в связи с участившимися случаями применения германской авиации, на отдельных участках русско-германского фронта стали организовываться «воздушные завесы» - барражи. Иными словами – авиационное патрулирование.

31 марта 1915 г. военный летчик 4-го корпусного авиаотряда поручик А.А. Козаков в полосе Северо-Западного фронта таранным ударом сбил двухместный «Альбатрос» противника. При этом сам русский пилот остался в живых и сохранил в исправности свой самолет. Высочайшим приказом от 10 августа 1915 г. он был награжден Георгиевским оружием.

Впервые в истории русской армии автомобильная противосамолетная батарея (командир – капитан В.В. Тарновский) была использована для прикрытия от воздушного нападения войск Северо-Западного фронта. Весной 1915 г. ее расчеты действовали вблизи Варшавы, Ломжи, Остроленки и других насе1ленных пунктов Царства Польского.

16 мая 1915 г. стал «черным днем» для германской авиации. В течение дня в результате зенитного обстрела немцы потеряли 4 летательных аппарата в полосе русского Северо-Западного фронта. Позднее командующий сухопутной авиации Германии генерал фон Гёпнер был вынужден признать большие потери на германском Восточном фронте среди летного состава.

По данным газеты «Русский инвалид» только за период января-июля 1915 г. Зенитным артиллерийским огнем в прифронтовой полосе было уничтожено 13 неприятельских аппаратов, несколько самолетов достались в качестве трофея в исправном состоянии.

Успехи русской авиации вынудили противника по достоинству оценить ее боевые возможности. Так, в интервью австрийской газете майор австрийской армии Морат осенью 1915 г. с горечью признавал: «Было бы смешно говорить с неуважением о русских летчиках. Русские летчики опаснее враги, чем французы. Русские летчики хладнокровны. В атаках русских, быть может, отсутствует планомерность, так же как и у французов, но в воздухе русские летчики непоколебимее и могут переносить большие потери без всякой паники. Русский летчик есть и остается страшным противником».


Организованная противосамолетная оборона

Осенью 1915 г. при обороне города-крепости Двинск приказом начальника военного гарнизона был установлен порядок обстрела вражеских летательных аппаратов зенитной артиллерией. К артиллерийским подразделениям армии, выделенным для борьбы с немецким воздушным флотом, были также привлечены специальные силы: зенитная батарея 6-го запасного артиллерийского дивизиона подпоручика Мак-Киббина и 6-й воздухобойная батарея, командированная из состава Петроградской крепостной артиллерии. Для ведения огня в темное время суток (немецкие цеппелины осуществляли бомбардировку в основном в ночные часы) был сформирован отдельный наблюдательный пункт прожекторов. Также при ночных налетах противника на город предусматривалась светомаскировка военных объектов.

К середине 1916 г., учитывая привязку воздушных маршрутов авиации противника к линиям железных и шоссейных дорог, руководство воздушной обороны Минска перешло к тактике так называемых «зенитных засад» с выдвижением противосамолетных батарей ближе к линии фронта. Также практиковалась периодическая смена позиций зенитных подразделений с целью дезориентации противника. Все это способствовало значительному увеличению потерь германской и австрийской авиации. В этой связи неприятель был вынужден совершать свои полеты на высотах вне зоны зенитного огня (свыше 2,5 км), что заметно снижало результативность его бомбардировок.

Весной 1916 г. было положено начало созданию в России истребительной авиации, решавшей одновременно задачи воздушной обороны. В соответствии с приказом начальника Штаба Верховного Главнокомандования №329 от 25 марта при авиаротах 2-й, 7-й и 12-й армий были сформированы три истребительных авиаотряда. К лету Ставка ВГ потребовала создания аналогичных истребительных отрядов и в других армиях. На вооружении этих первых истребительных авиаотрядов состояли одноместные и двухместные самолеты типа «Ньюпор-10», «Кодрон», «Вуазен», «Фарман» и др.


ПВО Советской республики

Несмотря на заключение Советской Россией с государствами Четверного союза Брест-Литовского мирного договора (3 марта 1918 г.), оставалась реальная опасность возобновления военных действий со стороны Германии и ее союзников с использованием большого количества воздушных средств. В этой связи руководство РККА приняло решение включить в штат каждой пехотной дивизии (составляющей основу сухопутных частей Красной армии) 4-орудийную зенитную позиционную батарею.

В мае 1918 г. на ГУ ГШ было возложено общее руководство по формированию частей зенитной артиллерии РККА с созданием специального «Управления заведующего формированиями зенитных батарей» (Упрзазенфора). Предполагалось в короткий срок восстановить расформированные ранее зенитные батареи, а также создать вновь 20 автомобильных и 5 «ездящих» [железнодорожных] противосамолетных батарей.

Всего за период Гражданской войны в Советской России был официально зафиксирован 131 воздушный бой между красными и белыми летчиками и их союзниками. На счету Рабоче-крестьянского красного военно-воздушного флота имелось 9 сбитых самолетов противника, военно-воздушного флота белых армий – 3 самолета и 2 аэростата, английской авиации – 2 самолета и 3 аэростата, польско-американской авиации – 1 самолет и 3 аэростата.

В докладе инспектора артиллерии РККА Ю.М. Шейдемана «О воздушной обороне Республики» Главнокомандующему всеми Вооруженными Силами Республики С.С. Каменеву в декабре 1922 г. предлагалось разделить территорию страны на приграничную полосу глубиной в 500 км (доступную действию неприятельской авиации) и тыловые районы государства, находившиеся вне зоны угроз от воздушного нападения. Для обороны важнейших пунктов и объектов – Москвы, Петрограда, столиц союзных республик, железнодорожных узлов и укрепленных районов – требовалось иметь 127 зенитных дивизионов или 381 батарею. Всего в интересах воздушной обороны страны предполагалось сознать 617 батарей (2684 орудия), из них 250 стационарных, 380 подвижных и 41 железнодорожную.

Из-за отсутствия должного финансирования Вооруженных Сил (только на нужды зенитной артиллерии требовалось до 150 млн золотых рублей) это предложение осталось нереализованным.


Перевооружения и реорганизации

С 1924 г. началось строительство отечественных истребителей И-1, И-2 конструкции Н.Н. Поликарпова и Д.П. Григоровича, с 1926 г. – серийное производство доработанной модификации И-2бис. К оснащению воздушной обороны нашей страны зенитными прожекторами, звукоулавливателями, системами «Прожзвук» и аэростатами заграждения, широко применявшимися в армиях других государств, приступили лишь в начале 1930-х годов.

В начале 1925 г. на утверждение председателю РВС СССР М.В. Фрунзе был представлен план воздушной обороны Ленинградского военного округа. Вероятная опасность из воздушного пространства исходила в тот период от ВВС Финляндии и стран Балтии, имевших в совокупности на вооружении до 160 боевых самолетов (из них 15% бомбардировочного типа). В случае обострения политической обстановки самолетный парк указанных стран мог быть усилен Королевскими ВВС Великобритании (о чем имелась определенная договоренность). Для защиты от воздушных налетов неприятельской авиации в округе имелось: 43 истребителя, 116 орудий зенитной артиллерии и 70 зенитных пулеметов. Одновременно были созданы несколько секторов воздушной обороны, а также развернуто противовоздушное прикрытие аэродромной сети авиации округа.

В целом самолетный парк государств – вероятных противников СССР в возможно будущей войне в середине 1920-х гг. только на западном направлении составлял 1650 военных аппаратов.

В июне 1926 г. инспектор артиллерии и бронесил Красной армии В.Д. Грендаль предложил разделить зенитную артиллерию на войсковую (для воздушной обороны войск на поле боя) и позиционную (для обороны районов и объектов в тылу страны), подготовив соответствующую докладную записку начальнику Штаба РККА. В частности, предусматривалось иметь в составе зенитной артиллерии три типа орудий – малого, среднего и крупного калибров.

18 ноября 1926 г. был принят первый документ государственной важности по вопросам воздушной обороны (позднее – противовоздушной) – Постановление СНК СССР «О мерах противовоздушной обороны при постройках в 500-километровой приграничной полосе». В пределах этой зоны предписывалось в ходе нового строительства (объектов и пунктов союзного и республиканского значения) осуществлять соответствующие инженерно-технические мероприятия по защите населения и объектов народного хозяйства. В 500-км угрожаемую полосу также были включены отдельные пункты: Москва, Тула, Курск и Харьков.

В 1929 г. впервые на официальном уровне – в «Боевом уставе артиллерии РККА» - было закреплено деление зенитной артиллерии на войсковую и позиционную, а также определены задачи зенитной артиллерии малого (до 40 мм), среднего (около 76 мм) и крупного (80 мм и выше) калибров.

На основе зарубежных образцов были разработаны и запущены в производство первые отечественные зенитные прожекторы открытого О-15-1, О-15-2 (1927 г.) и закрытого типа (З-15-4) с дальностью действия 7-9 км.

В 1928 г. Были выпущены первые советские образцы звукоулавливателей-пеленгаторов ЗП-2, а в 1931 г. проведены войсковые испытания зенитного прожектора З-15-3 и станции-искателя «Прожзвук-1», в которой прожектор синхронно связывался со звукоулавливателем ЗТ-3.


Воздушно-химическая оборона

14 мая 1927 г. впервые на государственном уровне было утверждено «Положение об организации воздушно-химической обороны Союза ССР». Вся территория страны в отношении воздушно-химической обороны разделялась на приграничную полосу и тыл страны.

В рамках воздушно-химической обороны в стране возник новый вид массовой подготовки населения – общегородские учения. Первые массовые учения прошли в Одессе в 1927 г. На подобных учениях в Ростове-на-Дону, проведенных в 1928 г., участвовало 25 тыс. человек.

31 января 1928 г. наркомом по военным и морским делам и председателем РВС СССР К.Е. Ворошиловым было утверждено «Положение о противовоздушной обороне Союза ССР» (мирного времени), в соответствии с которым термин «воздушно-химическая оборона» был отменен.

28 января 1930 г. РВС СССР обсудил вопрос о плане противовоздушной обороны и признал необходимым объединить зенитные артиллерийские, пулеметные, прожекторные, воздухоплавательные, химические и наблюдательные части ПВО тыла в дивизионы, полки, бригады и дивизии ПВО.


За опытом – за границу

В ночь на 25 октября 1937 г. в небе над Барселоной советским летчиком капитаном Е.Н. Степановым на истребителе И-15 был совершен первый в мировой практике ночной воздушный таран. Звено из двух истребителей И-15 атаковало тройку итальянских бомбардировщиков «Савойя-Маркетти» SM-81. Видя, что, несмотря на попадания, неприятельские самолеты продолжают приближаться к городу, Степанов направил свой истребитель на ближайший из них. После удара в хвостовое оперение бомбардировщик резко пошел вниз и разбился со всем экипажем (6 человек) в пригороде Барселоны. За этот подвиг Степанов был награжден орденом Красного Знамени.

После событий на Халхин-Голе (локальный вооружённый конфликт между СССР и Монголией с одной стороны и Японской империей с другой, продолжавшийся с весны по осень 1939 года у реки Халхин-Гол на территории Монголии (примерно 900 км на восток от Улан-Батора) реактивные снаряды 82-мм калибра были включены в вооружение самолетов-штурмовиков и бомбардировщиков СБ.

За время боев на Халхин-Голе огнем советских зенитных орудий сбито 45 японских самолетов, что составило около 7% от общего числа потерь японской авиации.

В 1934-1936 гг. было достигнуто существенное увеличение средств противовоздушной обороны страны. На 1 января 1936 г. имелось средств ПВО:

- самолетов-истребителей – 736,
- зенитных орудий – 1693,
- зенитных пулеметных установок – 944,
- прожекторных станций – 853,
- аэростатов заграждения – 135.

Общая численность личного состава войск противовоздушной обороны превышала 30600 человек.


Предвоенная подготовка специалистов

В середине 1930-х гг. была усовершенствована система подготовки военных кадров противовоздушной обороны. Существовавшие Курсы усовершенствования командного состава ПВО в Севастополе осенью 1933 г. были переведены в Ленинград и включены в КУКС ПВО под названием Курсы авиазенитной обороны, а через год развернуты в Курсы усовершенствования командного состава зенитной артиллерии и зенитных пулеметов (г. Москва). В 1936 г. было создано училище зенитной артиллерии в Оренбурге, в сентябре следующего года сформировано Горьковское училище зенитной артиллерии РККА. При существовавших ранее военных учебных заведениях открывались отделения с целью подготовки кадров для войск ПВО.

Всего накануне Великой Отечественной войны в Красной армии имелось 8 училищ, готовивших кадры для зенитной артиллерии, а также сеть средних учебных заведений по подготовке специалистов для других родов войск ПВО.


Первый таран

Первым летчиком-истребителем в войсках ПВО, уничтожившим таранным ударом в темное время суток самолет противника, стал заместитель командира эскадрильи 27-го иап старший лейтенант Петр Еремеев, в ходе очередного боевого вылета в ночь на 29 июля 1941 г. атаковавшеий на подступах к Москве вражеский самолет Ju-88 и с риском для жизни сбивший его. За тот подвиг летчик был представлен к ордену Ленина.

В ночь на 7 августа летчик 177 иап Виктор Талалихин совершил второй в войсках ПВО воздушный таран неприятельской машины без освещения цели проекторами. Сбитый Хейнкель рухнул в районе дер. Степыхино под Подольском. Фрагменты истребителя Талалихина, упавшего в Домодедовском районе Подмосковья, были обнаружены членами поисковых отрядов лишь летом 2014 г. 8 августа 1941 г. советский летчик, сумевший благополучно спастись на парашюте, был удостоен звания Героя Советского Союза. 27 октября того же года он погиб в воздушном бою в районе Каменки, командуя шестеркой истребителей, прикрывавших наши наземные войска.


Противовоздушная оборона Москвы

Немецкие бомбардировочные эскадры, выделенные для налетов на Москву, несли большие потери. Например, 55-я бомбадировочная эскадра к концу августа потеряла половину своего состава, а 53-я бомбардировочная эскадра «Легион Кондор» лишилось 70% самолетов.

По сообщениям военной печати только в течение 29 октября немецко-фашистская авиация не досчиталась 47 самолетов, уничтоженных противовоздушной обороной советской столицы в воздушных боях и зенитным огнем.

После неудач крупных ночных налетов на Москву немецкая авиация была вынуждена изменить свою тактику. Ночные налеты стали совершать небольшими группами, растягивая их на нескольких часов. В дневных налетах бомбардировщики стали сопровождать истребители, но и эти налеты успешно отражались войсками ПВО.

Активная фаза налетов на Москву прекратилась с началом контрнаступления под Москвой в начале декабря 1941 г. В последующем, до конца войны, немецкая авиация больше не осуществляла массированных налетов на столицу СССР, считая противовоздушную оборону Москвы непреодолимой.


Противовоздушная оборона Ленинграда

В июле-августе 1941 г. противник совершил 17 массированных налетов на Ленинград, из них половину – ночью. Все они были успешно отражены. Из 1614 вражеских самолетов лишь 28 прорвались к городу. Части ПВО сбили 232 неприятельских самолета.

После установления блокады Ленинграда, несмотря на непрерывный рост активности немецкой авиации в небе города (2712 самолетовылетов по сравнению с 690 – в августе), частям ПВО удалось создать надежную систему защиту города на Неве. Значительную роль в этом сыграло создание единой радиолокационной системы обнаружения и наведения авиации ПВО при централизованном управлении с командного пункта 2 корпуса ПВО. С этого момента РЛС стали основным средством своевременного предупреждения о воздушных налетах, а наблюдательные посты стали выполнять вспомогательную роль.

Ленинградский корпус ПВО сыграл значительную роль не только в обороне города от налетов вражеской авиации, но и в борьбе с наземным противником. В июле 1941 г. по приказу командующего войсками Ленинградского фронта корпус выделил 100 зенитных орудий калибра 76,2 мм для укрепления противотанковой обороны Красногвардейского укрепрайона. Многие зенитно-артиллерийские батареи вели огонь прямой наводкой по атакующим танкам и пехоте противника, подавляли немецкие артбатареи.

Были и обратные примеры – усиление ПВО Ленинграда за счет других видов и родов войск. Так, после прорыва Балтийского флота из блокированного Таллина в Кронштадт, зенитная артиллерия боевых кораблей была включена и усилила единую систему противовоздушной обороны города.


Химическая война

Стремясь сломить сопротивление советского народа в войне, германское командование длительное время вынашивало планы возможного использования на советско-германском фронте химического оружия. Так, к 1942 г. в прифронтовой полосе противник сосредоточил 36 химических баз и складов отравляющих веществ.

На вооружении люфтваффе имелись специальные средства применения химоружия: специальные химические авиабомбы, выливные авиационные приборы и осколочно-химические авиабомбы с ядовитыми дымами.  В целом руководство Германии было готово развязать «химическую войну» на протяжении всей войны, вплоть до самой капитуляции.

Задача противохимической защиты населения была поручена Главному управлению МПВО НКВД СССР и проводилась по линии местной противовоздушной обороны. Была проведена значительная работа по повышению надежности противохимической службы – в кратчайшие сроки летом 1941 г. был организован массовый выпуск для гражданского населения «Противохимических пакетов №1 и №2», а впоследствии и гражданских противогазов «ГП-1».

Ускоренными темпами бомбоубежища усовершенствовались и переоборудовались в газоубежища, было развернуто производство специальных дегазационных средств, подготовка специалистов-химиков. К исходу 1942 года в 114 городах Советского Союза были сформированы 374 противохимические роты. Для своевременного обнаружения химической атаки к июлю 1943 г. было развернуто 16 788 метеохимических постов, а к апрелю 1945 г. по всей стране действовало уже 32 663 таких поста.

Для обучения населения мерам противохимической защиты ГУ МПВО НКВД и Осоавиахимом СССР организовывались массовые противогазовые тренировки на предприятиях и организациях, проводились походы в противогазах, длительностью достигавшие 30-60 минут.

Всего за годы Великой Отечественной войны в СССР было изготовлено 15 695 800 гражданских противогазов, в 126 городах-пунктах ПВО оборудовано газоубежищ общей вместимостью на 1 943 000 человек, подготовлено свыше 98 400 специалистов ПХО.


Маневренные зенитные артиллерийские группы в боях под Москвой

В ходе оборонительных боев под Москвой осенью 1941 г., когда обстановка значительно ухудшилась после начала германским командованием стратегической наступательной операции «Тайфун», для борьбы с танками и мотопехотой противника из состава зенитной артиллерии Московской зоны ПВО были созданы маневренные зенитные артиллерийские группы (ЗАГ), имевшие 84 орудия среднего калибра и 48 пулеметов. Такие группы обычно подчинялись старшим офицерам и придавались в качестве маневренного резерва пехотным подразделениям. Созданные под Москвой в этот период ЗАГ действовали совместно с 7-й гвардейской, 18-й, 126-й и 133-й стрелковыми дивизиями.

Так, силами ЗАГ полковника Д.Ф. Гаркуши, майоров М.В. Добрицкого и С.Л.Спиридонова на подступах к Москве за период с 24 ноября по 12 декабря 1941 г. было уничтожено 4 самолета, 20 танков, около двух полков пехоты, 3 автомашины, подавлено 4 минометных батареи и свыше 20 огневых точек.

Особо в боях под Москвой отличился 732-й зенитный артиллерийский полк, входивший в состав Тульского бригадного района ПВО. Когда 29 октября части танковой дивизии вермахта, прорвав оборону, вышли на окраину Тулы, атака танков была отражена воинами-зенитчиками и стоила немецкой стороне 25 танков и более 200 человек пехоты. В дальнейших боях за Тулу 732-й зенап продолжал вести напряженную борьбу с авиацией, танками и пехотой противника.  (фото стр. 76) Обороняя город, зенитные батареи полка сбили 11 самолетов, уничтожили 49 танков и свыше 1 800 солдат и офицеров вермахта. 34 воина полка были награждены орденами и медалями.


Девичий призыв

Когда изменение организационной структуры противовоздушной обороны потребовало принятия дополнительных мер по увеличению ее кадрового состава, было принято решение заместить часть должностей в частях и соединениях ПВО (телефонистов, радистов, прибористов зенитной артиллерии, разведчиков-наблюдателей за воздухом зенитной артиллерии и постов службы ВНОС, некоторых номеров прожекторных станций, зенитных пулеметов и аэростатов заграждения) женщинами. 

Постановление ГКО от 25 марта 1942 г. «О мобилизации девушек-комсомолок в части ПВО» предписывало направить в войска противовоздушной обороны 100 тыс. молодых женщин в возрасте 19-25 лет. В состав зенитной артиллерии из них предполагалось включить 45 тыс. человек, в зенитно-пулеметные части – 3 тыс. человек, в зенитно-прожекторные – 7 тыс., в части аэростатов воздушного заграждения – 5 тыс. человек, а в части службы ВНОС – 40 тысяч человек.

В октябре 1942 года приказ наркома обороны определил дополнительное замещение женщинами еще 50 тысяч должностей рядового и младшего командного состава в войсках ПВО.


Девушки в небе

Кроме артиллерийских частей ПВО, в бой за Родину впервые пошли и девушки-летчицы ВВС ПВО, действовавшие в составе сформированного к февралю 1942 года 586-го истребительного авиационного полка противовоздушной обороны. В состав полка отбирались летчицы, имевшие хорошую летную подготовку. На истребителях Як-1 и Як-9 они защищали промышленные центры страны и железнодорожные узлы Саратова, Воронежа, Курска, Киева и Донбасса, мосты и переправы через Волгу, Дон, Днепр, Днестр и Дунай. Участвовали в боях за Сталинград. Охраняли военные объекты и железнодорожные узлы в Венгрии.

Всего летным составом полка за годы войны было выполнено  4419 боевых вылетов, проведено 125 воздушных боев, сбито 38 самолетов противника. Две отважные летчицы были посмертно удостоены высшего звания – гвардии младший лейтенант Лидия Литвяк – Героя Советского Союза, а гвардии старший лейтенант Екатерина Буданова – Героя Российской Федерации.

586-й иап – первое в мире полнокровное боевое авиационное подразделение, в котором девушки-добровольцы смогли участвовать в боях наравне с мужчинами.


Зенитчики в Заполярье

Напряженная обстановка сложилась на Кольском полуострове. Зенитчики и летчики отражали по 6-8 вражеских налетов в день. Об эффективности действий зенитной артиллерии говорит такой факт. В апреле 1942 г. на два транспорта, которые находились в Кольском заливе, пикирующие бомбардировщики Ju-87 сбросили около 250 фугасных авиабомб. Под огнем зенитчиков фашистские летчики не могли вести точного прицельного бомбометания.  Из 250 сброшенных бомб в цель попала только одна. При этом противник потерял несколько самолетов.

Сталинград

Командование вермахта было вынуждено признать свое полное поражение не только на земле, но и в воздухе. По словам генерал-майора вермахта Г. Дёрра, «Немецкая авиация понесла в этой операции самые большие потери со времен своего воздушного наступления на Англию ... Не только сухопутные силы, но и авиация потеряла под Сталинградом целую армию».

В ходе Сталинградской битвы советские летчики и воины противовоздушной обороны показали примеры массового героизма и преданности своей Родине. Только в 8-й воздушной армии в ходе битвы звание Героя Советского Союза было присвоено 17 летчикам; 3 тыс. человек личного состава были награждены орденами и медалями.

Всего в период контрнаступления под Сталинградом с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г. ВВС и ИА ПВО ТС произвели 35 929 самолетовылетов; выпустили около 30 тыс. реактивных и более 900 тыс. пушечных снарядов, около 2 581 000 пулеметных патронов. Советские летчики успешно провели 950 воздушных боев, т.е. в среднем до 30-35 в летный день.

По признанию руководства Люфтваффе, успешные действия советской авиации нанесли немецким бомбардировщикам такие потери, что они стали считать Сталинградскую битву началом конца немецкой бомбардировочной авиации.


Противовоздушная оборона железных артерий

Большое внимание уделялось противовоздушной обороне железнодорожных станций погрузки и выгрузки войск при их перегруппировках. Эти станции по заявкам армий и фронтов прикрывались на весь период выгрузки или погрузки огневыми средствами ПВО и патрулировались истребительной авиацией ПВО.

Для борьбы с одиночными самолетами, производившими «охоту» за эшелонами на пути, применялись маневренные группы средств ПВО – (орудий ЗА и зенитных пулеметных установок), которые устраивали «засады» на наиболее вероятных путях полета самолетов противника, а сами поезда прикрывались в пути огневыми средствами ПВО со специальных платформ и вагонов, идущих с эшелонами.

В армиях ПВО имелось значительное количество зенитных бронепоездов, которые предназначались для прикрытия как стационарных объектов, так и поездов в пути их следования.


Героизм личного состава

В ходе Бобруйской операции наряду с решением главной задачи зенитчикам нередко приходилось вести бои с наземными силами противника. Так, подлинный героизм и мастерство проявил командир орудия 1-й батареи 2012-го зенитного артиллерийского полка старший сержант И.С. Фурсенко. Будучи тяжело раненным, он продолжал командовать расчетом и уничтожил пять танков, а потом приказал открыть огонь из карабинов и в ближнем бою лично уничтожил до 20 вражеских солдат. К этом дню возглавляемый им расчет сбил 14 самолетов. За проявленное мужество и отвагу он удостоился звания Героя Советского Союза (посмертно).


Заря противоракетной обороны

Летом 1944 г., после начала ракетного нападения Германии на Англию, руководством нацистской Германии также было принято решение об использовании крылатых ракет, самолетов-снарядов Фау-1 (V-1) для бомбардировки крупных городов и промышленных районов Советского Союза.

Так, с учетом поступления в июле-августе 1944 г. подробных сведений о применяемых по Лондону новых средствах воздушного нападения, центральным штабом Войск ПВО были разработаны обстоятельные «Указания по борьбе с самолетами-снарядами».  В них раскрывались назначения и основные тактико-технические данные Фау-1, а также сведения об их конструкции и опознавательных признаках в полете.

Зона борьбы с самолетами-снарядами в секторе их полета включала зону аэростатов заграждения, тыловая граница которых располагалась на удалении 5-10 км от обороняемого пункта, последовательно расположенные зоны огня зенитной артиллерии и истребительной авиации. Специальной инструкцией предписывалось уничтожение крылатых ракет производить  в создаваемой группировке войск ПВО в районах предполагаемых воздушных коридоров пролета самолетов-снарядов.

Штабом Ленинградской армии ПВО был разработан специальных план защиты Ленинграда от ракетного нападения. После его реализации были проведены учения по отражению массированных налетов Фау-1, имитированных полетами советских истребителей Як-9, наглядно показавших, что до города ни один предполагаемый «самолет-снаряд» не долетел — все были перехвачены.

План обороны Москвы предполагал применение противником Фау-1 исключительно с самолетов-носителей. При этом рубеж пуска крылатых ракет должен был проходить по линии городов Ржев –Вязьма. Это позволило разработать общий план борьбы с Фау-1 и средствами ее доставки. Основной заслон в отражении ударов самолетов-снарядов по Москве создавали войска специально создаваемой полосы прикрытия по рубежу городов Невель – Витебск – Орша – Могилев. Одиночные самолеты, прорвавшиеся за нее, должны были уничтожаться системой ПВО столицы – так называемой второй полосой прикрытия.

Для обнаружения воздушных целей наряду с сетью постов ВНОС задействовались 24 РЛС типов «Редут» и «Пегматит», располагавшихся на четырех рубежах. Для круглосуточного обнаружения посты четвертой линии имели по две РЛС.


Освобождение Европы

В ходе боев за Будапешт воины ПВО проявляли массовый героизм, находчивость и высокое мастерство в решении боевых задач. 1-я батарея 748-го полка 5-й зенитно-артиллерийской дивизии, действуя совместно со стрелковым полком 151-й стрелковой дивизии, ведя огонь прямой наводкой, отразила 27 контратак противника. Несмотря на тяжелые ранения, командир батареи старший лейтенант Э.М. Аянян продолжал лично руководить огнем и маневром боевых расчетов и первым вышел со своими орудиями к реке Дунай.

9 января во время уличных боев в Будапеште ефрейтор В.А.Черношеин в районе городского парка Варошлигет, подменив, раненого наводчика, лично подавил огонь нескольких огневых точек. Его зенитным орудием было уничтожено 3 миномета, 8 станковых пулеметов, 60 фашистов.

11 января в ходе уличных боев при отражении контратаки противника командир пулеметного взвода старший сержант А.С.Милютин заменил погибшего командира роты. Под его руководством рота уничтожила бронетранспортер, 12 наблюдательных пунктов, 3 автомашины, 20 огневых точек, около 350 солдат и офицеров противника.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1946 г. этим военнослужащим было присвоено звание Героя Советского С оюза.


Еще одно «чудо-оружие»

В последние месяцы войны германское командование предприняло попытки использовать «чудо-оружие» - бомбы-планеры, сходные по способу боевого применения и разрушительной силе с V-1, на советско-германском фронте.

Главный маршал артиллерии Н.Н.Воронов указывал в своей директиве: «Немцы начали применять против объектов наших войск и тыла бомбы-планеры Хеншель-293… Учитывая возможность применения бомб-планеров в глубоком тылу… предусмотреть организацию обороны важнейших объектов, обратив особое внимание на обеспечение обороны важнейших железнодорожных мостов на коммуникациях линейных фронтов… Истребительная авиация должна быть использована как основное средство борьбы с самолетами-буксировщиками на подступах к обороняемому объекту. Кроме борьбы с самолетами-буксировщиками на истребительную авиацию возложить задачу уничтожения бомб-планеров, сброшенных с буксировщиков до перехода бомб в крутое пикирование».

Чаще всего БП применялись в виде «спарки» - начиненные взрывчаткой бомбардировщики Ju-88, спаренные с истребителями-сопроводителями FW-190. Наши зенитчики быстро научились уничтожать эти воздушные цели, занимания позиции на подступах к переправам в сторону наиболее вероятного направления налетов авиации противника.

Так, 12 апреля 1945 г. командиры батарей 734 зенитного артполка 82 дивизии ПВО старший лейтенант В.М. Копыл и лейтенант К.Д.Гасанов, разгадав обманный маневр группы истребителей Ме-109, сосредоточили огонь своих батарей по шести спаренным самолетам FW-190 и Ju-88 и не допустили удара по переправам. При этом в результате умелых действий сержанта А.И.Зотова орудийный расчет сбил буксировщик FW-190 прямой наводкой.

Советское военное командование не видело особого различия между бомбами-планерами и самолетами-снарядами.

Прожектористы

Уникальный пример нестандартного использования зенитных прожекторов вошел в анналы военной истории. Ночью 16 апреля 1945 г., перед началом ночной атаки пехоты и танков в полосе главной ударной группировки 1-го Белорусского фронта, по единому сигналу более 140 зенитных прожекторов были включены, чтобы ослепить передовые войска противника.

Прожектора располагались на открытых позициях в 400-600 метрах от переднего края немецкой обороны. Такое неожиданное применение прожекторов дало потрясающий эффект для обеспечения ночной атаки – наступающие войска овладели позициями фашистов задолго до рассвета.


Итоги войны

За годы Великой Отечественной войны войска ПВО страны уничтожили 7 313 неприятельских самолетов: ИА ПВО –4 168, зенитной артиллерией, пулеметным огнем и аэростатами заграждения – 3 145.

По линии местной противовоздушной обороны за годы войны был выполнен большой объем работ – к весне 1945 г. было сооружено и оборудовано различных убежищ и укрытия общей вместимостью на 6 млн 670 тыс. человек.

Противопожарной службой за годы войны ликвидировано 77 938 загораний и 10 133 очага пожара. Медико-санитарной службой оказана помощь 135 224 пострадавшим; неотложная медицинская помощь оказывалась в среднем в течение 16 минут; потери населения при воздушных налетах составили 0,03% против 1% предполагавшихся до войны. Пиротехническими подразделениями как войсковых, так и городских частей МПВО обезврежено и уничтожено свыше 482 тыс. различных авиабомб; собрано, обезврежено и уничтожено 1 млн 899 тыс.  артиллерийских снарядов, мин, гранат и других боеприпасов.

Истребительной авиацией ПВО было выполнено 269 465 самолетовылетов, проведено 6 787 воздушных боев.

В годы войны в рядах защитников неба служили будущие известные советские деятели искусства, артисты театра и кино. Среди них воины-зенитчики В.П.Басов, Ю.В.Никулин, А.Д.Папанов, П.П.Глебов, А.И.Миронов и многие другие.


Послевоенные годы

После завершения Великой Отечественной войны Войска противовоздушной обороны перешли на штат мирного времени, в 1945-1946 гг. прошла первая послевоенная реорганизация всей системы ПВО. Покуда основные силы и средства ПВО были сосредоточены на прикрытии важнейших объектов в европейской части СССР, была очевидно и необходимость формирования соединений для прикрытия от ударов с воздуха крупнейших промышленных центров, расположенных в Поволжье, на Урале, в Сибири и Средней Азии.

Были приняты меры по интенсивному обновлению самолетного парка. В конструкторском бюро С.А. Лавочкина был создан четырехпушечный истребитель Ла-9 – один из лучших поршневых истребителей своего времени, поступивший на вооружение в 1949 г.

Одновременно велись работы по созданию первых реактивных истребителей, над которыми трудились конструкторские коллективы А.С.Яковлева, А.И. Микояна, С.А. Лавочкина и другие.

В апреле 1949 г. две трети истребительных авиаполков воздушной истребительной армии ПВО Московского района были перевооружены на реактивные истребители.  С 1950 г. новые истребители типа Миг-15 стали в массовом количестве поступать на вооружение Войск ПВО страны. На 1 января 1951 г. в истребительной авиации имелось 1517 реактивных самолетов-истребителей (50,5% их общего количества), а к концу 1952 г. их доля возросла до 85,5%.

В 1945-1946 гг. были возобновлены прерванные войной работы по созданию 100-мм зенитного артиллерийских комплекса ЗАК-100, способного бороться с воздушными целями на высотах до 12 км. Перевооружение артиллерийских частей на новый комплекс началось в 1949 г. Одновременно с этим для борьбы с летательными аппаратами противника на высотах свыше 12 км велась разработка 130-мм комплекса ЗАК-130, а также 152-миллиметровых зенитных пушек КМ-52.

Зенитно-прожекторные части в первые послевоенные годы подверглись значительному сокращению.  На обороне Москвы остались три дивизии (1-я, 2-я и 3-я), а для ПВО Ленинграда была сформирована из трех полков 4-я зенитная прожекторная дивизия.  К 1947 г. полки были переукомплектованы новыми 150-сантиметровыми радиолокационными прожекторными станциями РП-15-1 «Искатель».

Основной радиолокационной станцией в послевоенные годы становится П-3. Кроме нее в 1948-50 гг. создана первая радиолокационная станция метрового диапазона с индикатором кругового обзора и аппаратурой защиты от помех, нашедшая широкое применение в войсках ПВО, в ВВС и в береговых частях ПВО ВМФ. Радиолокационные станции в дальнейшем непрерывно совершенствовались, а войска ПВО регулярно получали наиболее современные образцы.


Боевое применение

Одновременно с мирным строительством войск ПВО страны советские военные специалисты были откомандированы в Китайскую Народную Республику, образованную 1 октября 1949 г., а также велись поставки самолетов и зенитной артиллерии для организации противовоздушной обороны Китая.

В сложных условиях, преодолевая языковой барьер, военные советники в течение трех месяцев подготовили в две очереди 1386 командиров и 15 100 рядовых и сержантов для молодой Народно-освободительной армии Китая. Это позволило сформировать 10 зенитно-артиллерийских полков, составивших основу ПВО КНР, вскоре прошедшей боевое крещение, защищая города и промышленные районы от гоминьдановской авиации.

Для организации ПВО г. Шанхая была организована Группа советских войск ПВО, возглавляемая генерал-лейтенантом П.Ф.Батицким. За весь период боев (с 20 февраля по 20 октября 1950 г.) гоминьдановская авиация потеряла 8 самолетов, после чего налеты на Шанхай и его пригороды прекратились. Вся боевая техника Группы впоследствии была передана китайскому правительству.

Советские воинские части после этого были частично возвращены на родину или передислоцированы в Северо-Восточный Китай для формирования 64-го истребительного авиационного корпуса для участия в боевых действиях по прикрытию частей и соединений китайских добровольцев в Северной Корее.

Первоначально летный состав 64-го истребительного авиационного корпуса прикрывал от налетов американской авиации стратегические объекты КНР, но в дальнейшем часть подразделений корпуса была передислоцирована на территорию Северной Кореи, а его летчики начали вести активные боевые действия.

За время ведения боевых действий до июля 1953 г. авиационные соединения корпуса совершили 19 203 самолетовылета, в дневное время было произведено 307 групповых воздушных боев. В период с ноября 1950 г. по январь 1952 г. в воздушных боях было сбито 564 самолета противника.

Эффективные действия советской авиации и зенитной артиллерии, по существу, срывали авиационные удары противника, рассеивая его боевые порядки и снижая точность бомбометания.

Смешанные артиллерийские полки имели зенитные орудия среднего и малого калибра и были развернуты на обороне аэродромного узла Аньдун и других аэродромов и мостов через р. Ялуцзян. 52-я зенад за три месяца 1951 г. провела 1093 батарейные стрельбы и сбила 50 самолетов противника. Убывшие в СССР в февраля 1953 г. 87-я и 92-я зенад за период выполнения боевых задач на обороне объектов сбили соответственно 62 и 39 боевых машин противника.

В целом зенитной артиллерией советского корпуса с марта 1951 г. по июль 1953 г. было сбито 16% самолетов, уничтоженных средствами 64 иак.

Состав 64-го иак периодически менялся, на смену выводимым прибывали новые дивизии ПВО и ВВС СССР. В общей сложности за время войны в Корее получили боевой опыт 12 истребительных авиационных и 4 зенитные артиллерийские дивизии, 30 истребительных авиационных, 10 зенитно-артиллерийских и 2 зенитных прожекторных полка и другие части – более 40 тысяч военнослужащих Советской Армии.


Еще одна реформа – Радиотехнические войска

В послевоенный период, помимо открытого противостояния в воздухе, резко возросла интенсивность разведывательной деятельности со стороны США и их союзников. Только в 1950 г. было зафиксировано 50 случаев безнаказанного нарушения государственных границ Советского Союза.

Служба ВНОС по решению правительства должна была строиться как единая система на всей территории страны с подчинением командующему войсками ПВО страны. В 1952 г. все наземные средства разведки были объединены, что позволило приступить к созданию единой радиолокационной системы, предназначенной для ведения разведки воздушного пространства, оповещения и радиолокационного обеспечения истребительной авиации и других родов войск. В составе Войск ПВО вместо службы ВНОС создаются Радиотехнические войска (РТВ).

В декабре 1951 г. Генштабом Советской Армии была организована проверка состояния воздушной обороны государственных границ Союза ССР, по результатам которой отмечены успехи в строительства аэродромов и инфраструктуры истребительной авиации и войск приграничных районов воздушной обороны, но одновременно вскрыты недочеты в вопросах взаимодействия между приграничными районами воздушной обороны, соседними районами Войск ПВО страны и приморскими районами воздушной обороны.


Нарушители

Несмотря на принимаемые меры, в 1951-1952 гг. случаи безнаказанного нарушения государственной границы СССР иностранными самолетами не прекращались. В этот период Войска ПВО впервые столкнулись с попытками глубоких прорывов иностранных реактивных самолетов-разведчиков на советскую территорию.

В ночь с 17 на 18 апреля было отмечено проникновение в воздушное пространство СССР сразу в трех регионах: в Прибалтике – на 170 км, в Белоруссии – до Барановичей и в районе Молдавской ССР – на 830 км до Харькова и Киева.

В 34 случаях нарушений было сбито всего 3 иностранных самолета и еще 3 повреждено, при этом потерян свой самолет и погиб летчик.

Приказом Министра обороны СССР в 1953 г. был изменен порядок борьбы с иностранными самолетами, нарушающими государственную границу, а также проявляющими враждебные действия. Требовалось уничтожать самолеты-нарушители огнем ИА и ЗА при проникновении на территорию СССР на глубину в 25-30 км и далее от границ или побережья.

Дальнейшие меры по повышению боевой готовности и улучшению организационной структуры войск ПВО вылились в решение о реорганизации структуры войск ПВО страны в 1954 г. Вместо районов ПВО и управлений приграничной полосы по всей стране создавались оперативные объединения (округа и армии) и оперативно-тактические соединения (корпуса, дивизии) ПВО.

Создание единой системы ПВО на всей территории страны и повышение уровня руководства противовоздушной обороной завершило процесс оформления Войск ПВО страны в самостоятельный вид Вооруженных Сил. Была учреждена должность Главнокомандующего Войсками ПВО в ранге заместителя Министра обороны СССР.

Качественный и количественны рост средств воздушного нападения вероятного противника, совершенствование способов их боевого применения предъявили новые, более высокие требования к противовоздушной обороне Советского Союза. Были заданы сроки увеличения выпусков зенитных орудий калибров 100 мм, 57 мм, серийного выпуска 130-мм зенитных пушек КС-30 в комплексе с современными приборами.

Одновременно Войска ПВО страны начали оснащаться более совершенными средствами борьбы с воздушным противником.

В августе 1951 г. по обращению командования Войск ПВО военный министр СССР Маршал Советского Союза А.М. Василевский обратился с письмом к И.В. Сталину с предложением о создании специального истребителя-перехватчика. Такая задача требована разработки специальных бортовых радиолокационных станций перехвата и прицеливания.

Уже в 1952 г. было начато серийное производство истребителей-перехватчиков Миг-17П с РЛС РП-1 «Изумруд» и двухместных истребителей-перехватчиков Як-25, для которых к маю следующего года была разработана собственная РЛС «Сокол». В последующие годы на вооружение Як-25 поступили управляемые реактивные снаряды класса «воздух-воздух» РС-2У, наводящиеся на цель по радиолучу.

На базе фронтового истребителя в КБ  А.И. Микояна был разработан первый отечественный сверхзвуковой истребитель Миг-19, достигавший стратосферной высоты с большой скороподъемностью – он поступил в серийное производство в 1955 г.

Также во второй половине 1950-х гг. на базе Як-25 был создан многоцелевой истребитель дальнего перехвата Як-28, способный уничтожать носители крылатых ракет класса «воздух – земля» до рубежа их пуска.

В 1959 г. в ОКБ П.О. Сухого был создан первый авиационный ракетный комплекс перехвата Су-9-51, поднявший эффективность истребительной авиации на качественно новую ступень. Комплекс обеспечивал взлет, наведение, атаку цели, маневр истребителя-перехватчика и его посадку на аэродром в любых метеорологических условиях.


Новое зенитное оружие

Принимались также меры по дальнейшему развитию зенитного вооружения. Мощнейшие комплексы ЗАК-130, каждый из которых включал восемь зенитных орудий КС-30, развертывались на обороне крупных центров – Москвы, Ленинграда, Киева, Минска, Баку. Но проведенные исследования возможности дальнейшего развития и боевого применения зенитного оруджия привели к научному обоснованию необходимости разработки систем ракетного оружия и образования зенитно-ракетных войск (ЗРВ), вскоре составивших основу огневой мощи Войск ПВО страны.

Первой разработанной в Советском Союзе зенитной ракетной системой стала С-25 «Беркут», предназначенная для круговой противовоздушной обороны Москвы. Эта система предусматривала наличие 56 огневых комплексов, расположенных на двух кольцах, удаленных на 45-50 и 85-90 км от центра Москвы; РЛС кругового обзора (А-100), расположенных на дальнем (200-300 км) и ближнем (25-30 км) рубежах и предназначенных для раннего обнаружения целей. Каждый комплекс включал радиолокатор наведения и стартовую позицию на 60 ракет и обеспечивал в своем секторе одновременный обстрел 20 целей.

Зенитные ракетные комплексы С-25 впервые приняли участие в учении Войск ПВО в августе 1956 г. За двое суток в условиях интенсивных помех в боевую зону 1-й армии ПВО особого назначения вошло до 450 самолетов. В ходу учения была «уничтожена» 191 цель в составе 432 самолетов, при этом было «израсходовано» 1952 ракеты.

Но для защиты большого количества важных объектов на территории страны от нападения с воздуха были необходимы мобильные ЗРК, способные в относительно короткие сроки совершить маневр на новые позиции перевозкой по железной дороге или передвижением своим ходом. Разработкой зенитной ракетной системы С-75 было положено начало создания передвижных систем зенитного управляемого ракетного оружия.

ЗРК средней дальности должен был обеспечивать уничтожение воздушных целей на скоростях до 1500 км/ч  в диапазоне высот от 3 до 29 км на дальностях до 22 км. При этом на одну цель осуществлялось одновременно наведение до трех зенитных управляемых ракет.

Боевое крещение этот ЗРК, получивший при постановке на вооружение шифр СА-75 «Двина», получил 7 октября 1959 г. в небе китайской столицы – г. Пекина. Тремя ракетами комплекса под руководством советских военных советников на высоте 20,6 км был уничтожен скоростной дальний самолет-разведчик RB-57D американского производства, принадлежавший тайваньским ВВС. При падении самолет развалился на части, отдельные его элементы разлетелись в радиусе 5-6 км. О точности поражения говорит тот факт, что на площади крыла в 3 кв. метра позднее насчитали 2471 сквозную пробоину. Это событие стало серьезным шагом в дальнейшем совершенствовании китайской ПВО.

Для борьбы с маловысотными целями был специально разработан ЗРК С-125 «Нева», способный вести обстрел летательных аппаратов на высотах от 200 м до 10 км и на дальности в 6-10 км.


Развитие войсковой ПВО

По иному, хотя и схожему, пути развития пошла войсковая противовоздушная оборона. Приказом Министра обороны СССР от 16 августа 1958 г. все наземные средства и силы войсковой ПВО были выведены из состава общевойсковой артиллерии и были объединены в самостоятельный род войск – Войска ПВО Сухопутных войск. Для этого рода войск разрабатывалась система вооружения, основу которой составляли зенитные управляемые ракеты.

В 1964 г. на вооружение ПВО Сухопутных войск был принят ЗРК средней дальности «Круг», в 1967 г. – ЗРК малой дальности «Куб». С 1968 в Сухопутные войска стали поступать подвижные ЗРК «Стрела-1» и компактные переносные ЗРК «Стрела-2».


Дальние ЗРК – С-200

Следующим шагом в развитии зенитной ракетной техники стало повышение дальности стрельбы для обеспечения возможности борьбы со стратегическими бомбардировщиками – носителями крылатых ракет «воздух – земля» до рубежей их пуска. Разработка ЗРС С-200 «Ангара» началась в 1958 г. – комплекс был должен обеспечивать уничтожение целей в диапазоне скоростей 360 – 3500 км / час на дальностях до 160 км и высотах до 35 км. ЗРК С-200 был принят на вооружение Войск ПВО в 1967 г., в течение следующих 15 лет считался секретным и не поставлялся за пределы СССР.


Нет предела совершенству

Важным шагом в организации подготовки командных кадров для Войск ПВО страны стало формирование Калининской военной командной академии противовоздушной обороны. 1 марта 1957 г. в академии начались плановые занятия. Наряду с подготовкой офицерских кадров для Войск ПВО страны, академия стала научным центром по разработки проблем оперативного искусства и тактики войск ПВО.

На этом фоне продолжалось совершенствование структуры системы противовоздушной обороны страны, реорганизация стратегических объединений, других группировок сил и средств. Любопытство представляет новаторская для того времени инициатива, выдвинутая в 1960 г. командующим 24-й армией Группы советских войск в Германии генерал-полковником авиации Г.В.Зиминым. Он представил в Генштаб ВС СССР предложение, в котором обосновывал необходимость объединения всех сил и средств ПВО, имевшихся в Войсках ПВО страны, ВВС, Сухопутных войсках, ВМФ в единое Командование ВВС и ПВО, а также включения в состав этого командования дальней, фронтовой авиации и крылатых ракет.

Эта идея частично была реализована в ВС РФ в 1997-1998 годах. Но тогда, после рассмотрения предложений в Генеральном штабе ВС СССР, была обоснована их нецелесообразность ввиду затруднительности одновременного оперативного управления Войсками ПВО стратегических центров, приграничных районов, прикрытия войск и фронтовых объектов в условиях применения средств автоматизации управления войсками уровня начала 1960-х годов.


Ускоренная подготовка кадров

Для ускоренной подготовки офицерского состава, обучения и слаживания частей и подразделений, перевооружаемых на зенитную ракетную технику, во второй половине 1950-х гг. было создано несколько учебных центров ЗРВ. Интерес представляет интенсивность их работы.

12-й Учебный центр ЗРВ в поселке Кубинка, например, ежегодно осуществлял подготовку от 7 до 15 полков на комплексах С-75. За 6 лет с 1957 по 1963 гг. в центре прошли переподготовку 76 зенитных ракетных полков и 3 зенитные ракетные бригады С-75.

С мая 1958 г. с такой же интенсивностью велась подготовка частей в учебном центре в г. Гатчина, от 12 до 22 полков переучивалось ежегодно в объединенном Краснознаменном учебном центре. 19-й учебный центр одновременно переучивал от 12 до 22 полков.


И снова нарушители...

В эти годы нарушения воздушных границ СССР продолжались. 1 мая 1960 г. Войсками ПВО была пресечена попытка глубокого проникновения на территорию СССР со стороны американского высотного самолета-разведчика U-2, который пилотировал Фрэнсис Пауэрс. На перехват разведчика поднимались дежурные истребители, но результативности добились расчеты ЗРК С-75, поразившие самолет в районе г. Свердловска. При подрыве ракеты самолет-нарушитель получил серьезные повреждения (было отбито хвостовое оперение) и перешел в падение. Летчик с большим трудом смог покинуть кабину. Уже падающий U-2 был поражен второй ракетой, пущенной другим дивизионом зенитной ракетной бригады.

Обломки U-2 были разбросаны на большой площади, но почти все собраны –в том числе относительно хорошо сохранившаяся передняя часть фюзеляжа с центропланом, кабиной летчика, двигателем и хвостовая часть с килем. Позднее фрагменты уничтоженного самолета-шпиона были выставлены в московском Парке культуры и отдыха им. Горького.

Другой пример успешного применения ЗРК С-75 по самолету-разведчику U-2 – действия зенитчиков на Кубе 27 октября 1962 г. В течение этого дня самолетами ВВС США проводилась интенсивная воздушная разведка боевых порядков советско-кубинской системы ПВО, в том числе с привлечением высотных самолетов-разведчиков – было зафиксировано 50 нарушений воздушного пространства Кубы американскими самолетами. Пуском двух ракет был уничтожен один из самолетов-нарушителей, летевший на высоте 21 тыс. м. Обломки сбитого U-2 выставлены в музее авиации в Гаване.

Помимо зенитных средств, для прекращения полетов американской авиации в кубинском воздушном пространстве задействовалась и советская истребительная авиация – например, истребители Миг-21.

В первой половине 1960-х гг. проводился целый ряд мероприятий по радикальному перестроению противовоздушной и противоракетной обороны. Особенно активно наращивалась зенитная ракетная оборона. Уже в 1967 г. она охватила все регионы страны. На южном направлении вдоль Туркестанской железной дороги дополнительно был создан рубеж, перекрывающий полосу в 2 тысячи километров.


Противовоздушная оборона Ханоя

В середине 1960-х гг. серьезно обострилась политическая обстановка в Индокитае, связанная с противостоянием Демократической Республики Вьетнам и Республики Вьетнам. После начала военной агрессии США и обращения руководства ДРВ за помощью к странам социалистического лагеря в СССР было принято решение об оказании всесторонней военной помощи ДРВ.

В состав Группы советских военных специалистов вошли и специалисты Войск ПВО страны. Одновременно в Северный Вьетнам была направлена советская военная техника – ЗРК С-75М «Двина», истребители Миг-17 и Миг-21, радиолокационные станции обнаружения, техника связи, зенитная артиллерия.

24 июля 1965 г. дивизионы первого зенитного ракетного полка Вьетнамской народной армии в районе г. Ханой уничтожили 3 истребителя-бомбардировщика F-4C «Фантом» пуском 4 ракет типа В-750В. Это было первое в истории ПВО боевое применение ЗРК против сверхзвуковых истребителей-бомбардировщиков. Указом президента ДРВ 24 июля стал Днем зенитно-ракетных войск ВНА.

Только до конца 1965 г. создаваемые зенитные ракетные войска ВНА уничтожили 93 воздушных судна. В дальнейшем вьетнамские боевые расчеты, ранее участвовавшие в боевых действиях в качестве стажеров-дублеров, стали непосредственно выполнять все операции по подготовке пуска и наведению ракет. В задачи советских специалистов входили их подстраховка и, при необходимости, оперативное исправление ошибок.


Назревшие перемены: единый план обороны

К началу 1970-х гг. назрела необходимость глубокой переработки оперативного плана противовоздушной обороны страны из-за накопившихся структурных изменений в экономике, крупных изменений в средствах воздушно-космического нападения, возникновения новых важных объектов, нуждающихся в прикрытии от воздушного удара.

Генштаб ВС СССР принял беспрецедентное решение – войскам ПВО по сути было предложено самостоятельно определить свои оперативно-стратегические задачи. Итогом этой работы стало появление нового плана противовоздушной обороны страны и союзных государств, утвержденного в 1970 г.

В 1975 г. за большие заслуги Войск ПВО страны в Великой Отечественной войне и выполнение ими особо важных задач был установлен ежегодный праздник – День Войск противовоздушной обороны.


Последняя трель «Черного дрозда»

Главной задачей Войск ПВО в мирное время оставалось несение постоянного боевого дежурства. Разведывательные полеты самолетов США и НАТО вдоль границ СССР велись с высокой интенсивностью. Особую опасность представлял сверхзвуковой самолет-разведчик SR-71 «Blackbird», принятый на вооружение ВВС США в 1966 г. Он совершал разведывательные полеты вдоль побережья Баренцева и Балтийского морей преимущественно без захода в советское воздушное пространство.

Появление на вооружении Войск ПВО страны ЗРК С-200 и высокая дороговизна эксплуатации SR-71 привели к прекращению его использования в марте 1990 г.

Принятие на вооружение ВС США межконтинентальных баллистических ракет и космических аппаратов военного назначения привело к созданию нового рода войск в составе Войск ПВО страны – войск противоракетной и противокосмической обороны. В состав ПРО и ПКО включались следующие системы: система предупреждения о ракетном нападении, система контроля космического пространства, система ПРО и система ПКО.


Трудности нового времени

Выполнение задач противовоздушной обороны государства все более осложнялись. Средва нападения стали базироваться не только в воздушном, но и в космическом пространстве. Более остро встали вопросы дальнейшего совершенствования разведки в воздушно-космической сфере, объединяя ее в единую систему. Возросла роль автоматизации информационного обеспечения войск, автоматизированного управления ими в оперативном звене как в процессе боевых действий, так и при подготовке к ним.

С началом 1980-х гг одним из главных направления в подготовке соединений ПВО стало повышение мобильности обороны, маневренности частей родов войск, оснащаемых новыми, более совершенными истребителями-перехватчиками, ЗРК, РЛС и станциями постановки помех.

Продолжала совершенствоваться и общая система ПВО в рамках ОВД. В 1980 гг. было организовано учение по ПВО стран Варшавского Договора «Зенит-80», где на практике было апробировано новое «Положение об Объединенных вооруженных силах государств – участников Варшавского Договора».

Общевойсковое учение СССР и стран ОВД «Щит-82», получившие на Западе название «Семичасовая ядерная война», предусматривало проведение отражения «массированной ракетной атаки вероятного противника» силами противоракетной обороны Москвы. Головные части двух МБР УР-100, запущенных из шахтных пусковых установок космодрома «Байконур», были успешно перехвачены двумя противоракетами А-350Р, стартовавшими с полигона Сары-Шаган.


Новый политический курc

Во второй половине 1980-х гг. советским руководством было принято решение в одностороннем порядке вывести из восточноевропейских стран свои войска численностью до 500 тыс. человек. Принятию данного решения способствовали достигнутые Венские соглашения о взаимном сокращении вооруженных сил ОВД и НАТО, в том числе и частей ПВО.

Вследствие сокращения авиации по договору ДОВСЕ и распада Организации Варшавского Договора произошла, по сути, дезинтеграция объединенной системы ПВО, которая ранее обеспечивала обширный оборонительный пояс для СССР.

Всего в конце 1991 г. к моменту распада СССР на вооружении Войск ПВО находилось около 2220 истребителей-перехватчиков, приблизительно 8 тыс. пусковых установок зенитных ракетных комплексов 4 типов и около 10 тыс. радиолокационных станций различного назначения. После раздела ВС СССР, произошедшего после распада Советского Союза, после осуществления передислокации соединений и объединений ПВО на территории России осталось около 65% сил и средств, которыми располагали Войска ПВО Советского Союза.


Новые цели и задачи

С Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 1992 г. «О создании Вооруженных Сил Российской Федерации» началось строительство Войск ПВО как неотъемлемой части ВС РФ. Основные оргштатные мероприятия были направлены на сокращение воинских частей, оснащенных устаревшими образцами техники и вооружения ПВО.

Значительному сокращению  подверглась и организационно-штатная структура войсковой ПВО. Для сохранения ее боеспособности было проведено опытно-исследовательское учение «Оборона-92», подтвердившее заявленные боевые возможности зенитных ракетных и зенитно-артиллерийских комплексов, находившихся на вооружении войсковой ПВО.

Указом Президента ПФ от 1993 г. на территории России для прикрытия от возможных угроз с воздушного (а в перспективе – космического) пространства было определено 1,5 тыс. важнейших объектов. Из них непосредственному зенитному ракетному прикрытию подлежало до 70%, а остальные должны были прикрываться в общей системе ПВО силами истребительной авиации.

Единство боевого управления всеми войсками и силами ПВО позволяло не допустить резкого снижения эффективности противовоздушной обороны. Зоны ПВО стали территориальным оперативным объединением, где все войска и силы ПВО вне зависимости от их видовой принадлежности выполняли единую задачу борьбы со средствами воздушного нападения под руководством единого командира –командующего зоной ПВО.

Приграничные зоны ПВО были переданы в оперативное подчинение командующим войсками военных округов. В глубине территории страны ответственность за оборону объектов сохранялась за главнокомандующим Войсками ПВО.

С октября 1992 г. в штате Войск ПВО впервые вместо командования ПРО и ПКО было сформировано командование ракетно-космической обороны, начальник радиотехнических войск ПВО стал командующим РТВ ПВО.

В том же году главным штабом и командованиями родов войск при участии научных органов Войск ПВО был проведен анализ действующих и разработаны новые уставные документы –Боевой устав Войск ПВО, Боевой устав ЗРВ и другие.

Наряду со строительством национальной противовоздушной обороны Россия принимала активные шаги по восстановлению воздушного щита на постсоветском пространстве. Еще в 1992 г. было подписано Соглашение о средствах систем предупреждения о ракетном нападении и контроля космического пространства. Согласно ему, хотя средства СПРН и СККП и являлись собственностью государств, на территории которых они находились, государства – участники соглашения были обязаны не допускать препятствий боевому функционированию этих средств в единых системах.


Вновь – единство

Логическим продолжением этих усилий стало заключение в 1995 г. Соглашения «О создании Объединенной системы ПВО участников СНГ». Порядок взаимодействия сил и средств ОС ПВО определялся Координационным Комитетом по вопросам ПВО при Совете министров обороны СНГ Координация действий ОС ПВО осуществлялась с центрального командного пункта Войск ПВО РФ.

В течение 1995 г. были проведены совместные тренировки по управлению войсками ПВО СНГ с ЦКП Войск ПВО ВС РФ. Одновременно наметился процесс организации совместных боевых дежурство по охране воздушных рубежей Содружества – с апреля 1996 г. на защиту совместного воздушного пространства заступили российско-белорусские боевые расчеты, а с 1 мая к ним подключились их казахские коллеги.

В 1993 г. в России впервые были намечены принципы и направления создания Воздушно-космической обороны (ВКО) РФ. В ее состав включались система разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, силы и средства ПВО и РКО, СККП и система управления. Также предусматривалось привлечение дополнительных сил и средств ПВО из состава других видов ВС РФ и ведомств.

К этому времени в Войсках ПВО имелись две большие функционально завершенные информационные системы. Одну из них образовывали РЛС и иные средства разведки войск РКО, а другую –соединения и части радиотехнических войск ПВО. В январе 1994 г. была создана Федеральная система разведки и контроля воздушного пространства, предусматривавшая объединение радиолокационных систем и средств Войск ПВО, Департамента воздушного транспорта, ВВС и ВМФ через систему автоматизации.


Перевооружение в 90-х

В середине 1990-х гг. Войска ПВО были достаточно укомплектованы, существовали в отлаженных режимах боевой готовности и включали в себя соединения и части ЗРВ (70 частей), РТВ (40 частей) и авиации ПВО (30 частей), а также вспомогательные силы и средства, современные системы управления.

При этом имелись существенные проблемы в вопросах оснащения современными видами вооружения. Так, в 1993-1995 гг. в ЗРВ было посталено только 40% от запланированных к поставке ЗРК С-300ПМ, а в 1995-1996 гг. – уже ни одного комплекта.

Процесс сокращения численности Войск ПВО происходил в ходе планового перевооружения ЗРВ. При этом был значительно сокращен типаж вооружения ЗРВ – к концу 1996 г. были практически полностью сняты с вооружения устаревшие ЗРК типов С-75 и С-125. Также значительно (с 1200 в 1991 до 400 в 1996) была сокращена численность находящихся на вооружении комплексов большой дальности С-200, которые заменялись новыми С-300ПМ.

Общая численность авиации ПВО составляла 825 самолетов разных типов, в т.ч. 100 перехватчиков Миг-23, 425 Миг-31 и 300 Су-27.


Новое время – старые порядки

В связи с ослаблением системы противовоздушной обороны России в середине 1990-х гг. значительно увеличилось количество разведывательных полетов авиации других государств близ границ Российской Федерации. Так, только за 10 месяцев 1995 г. дежурными силами Войск ПВО вскрыто 925 полетов самолетов разведывательной авиации и самолетов дальнего радиолокационного обнаружения E-3 «АВАКС» вблизи государственной границы РФ.

Общая интенсивность деятельности разведывательной авиации в 1995 г. по сравнению с 1994 г. увеличилась на 29% за счет возрастания количества полетов, выполненных базовой патрульной авиацией США и Японии над акваториями Японского и Охотского морей. В 2,6 раза возросла активность деятельности самолетов ДРЛО E-3 «АВАКС».


Цепь ПВО на южных рубежах

В 1990-х гг. предпринимались значительные усилия по восстановлению потенциала ПВО практически обнуленного по границам Среднеазиатского региона и в Закавказье.

В 1995 г. в Армении была создана 102-я российская военная база, одной из основных задач которой является обеспечению противовоздушной обороны южных рубежей СНГ. В 1999 г. в межправительственное соглашение был внесен ряд поправок, в частности предусматривавший размещение на аэродроме Эребуни истребителей Миг-29, а на базе Гюмри – зенитных ракетных комплексов С-300В.


Кузницы командных кадров

Строительство войск ПВО России вовлекло за собой перепрофилирование и формирование ноых учебных заведений на территории России. Так, военная командная академия ПВО в г. Калинин была переименована в Военную академию противовоздушной обороны имени Маршала Советского Союза Г.К. Жукова.

В связи с переходом Военной академии противовоздушной обороны им. Маршала Советского Союза А.М. Василевского в состав Вооруженных Сил Украины, в 1992 г. была образована военная академия противовоздушной обороны Сухопутных войск Российской Федерации на базе Смоленского высшего инженерного училища радиоэлектроники ПВО.

Другие необходимые для бесперебойного функционирования Войск ПВО учебные заведения также активно переформировывались и перепрофилировались, некоторые – создавались вновь.

В целом, к 1994 г. система подготовки командных и инженерных кадров противовоздушной обороны была в целом восстановлена, хотя и не без неизбежных потерь.


Военно-воздушные силы

К 1 января 1999 г. в ВС РФ был сформирован новый вид Вооруженных Сил – Военно-воздушные силы. На главнокомандующего была возложена ответственность за противовоздушную оборону государства.

К моменту объединения в единый вид Вооруженных Сил РФ в состав Войск ПВО входило 5 корпусов, 10 дивизий ПВО, 63 части ЗРВ, 25 истребительных авиаполков, 35 частей РТВ, 6 соединений и частей разведки и 5 частей радиоэлектронной борьбы. НА вооружении имелось 20 самолетов авиационных комплексов радиолокационного дозора и наведения А-50, более 700 истребителей ПВО, более 200 зенитных ракетных дивизионов и 420 радиотехнических подразделений с радиолокационными станциями различных модификаций.

Ранее, к 15 ноября 1997 г. в состав РВСН были переданы войска Ракетно-космической обороны.

На базе отдельных армий ПВО, в ряде случаев – воздушных армий ВВС, были сформированы армии ВВС и ПВО, оперативно подчиненные командующим военными округами.


Войсковая ПВО в новых условиях

В состав войсковой ПВО ВС РФ вошли войска ПВО СВ, ПВО береговых войск ВМФ и ВДВ, а также соединения и воинские части ПВО резерва Верховного Главнокомандующего. В войсковой ПВО подверглись сокращению  зенитные ракетные части и соединения (полностью расформированы зрбр «Круг», зрп «Куб», уменьшена численность зрбр С-300В, зрп «Бук»), расформированы все окружные радиотехнические бригады, расформированы или переданы в подчинение ВВС отдельные радиотехнические батальоны.

За 9 месяцев 2003 г. дежурными силами и средствами ПВО было обнаружено и проведено 109 747 воздушных целей, в том числе 58 206 иностранных самолетов (из них 615 боевых), 267 самолетов-разведчиков, вскрыто 40 случаев нарушения порядка использования воздушного пространства и 14 нарушений государственной границы Российской Федерации.

В те же годы начался процесс по восстановлению сплошного радиолокационного поля на территорией страны. Начались поставки новых радиолокационных станций, в том числе загоризонтных и надгоризонтных, станций «дежурного режима». В 2005-2010 гг. осуществлена закупка около 70 новых и модернизированных радиолокаторов и до 80 комплексов средств автоматизации.


Объединенная система ПВО СНГ в 2000-е годы

Одним из важных элементов системы коллективной безопасности на постсоветском пространстве продолжает выступать Объединенная система ПВО СНГ.

К 2006 г. удалось фактически возродить в рамках Объединенной системы ПВО СНГ противовоздушную оборону Армении, Таджикистана и Киргизии.

По линии военно-технического сотрудничества войскам ПВО Армении было поставлено два ЗРК С-300В. Еще два ЗРК С-300ПС были поставлены войскам ВВС и ПВО Белоруссии. К середине 2000-х система ПВО Белоруссии стала одной из сильнейших в Европе.

Основное направление современного развития ОС ПВО СНГ – совершенствоание единых систем ПВО коллективной безопасности в Восточно-Европейском, Кавказском и Центрально-Азиатском регионах.


Триумф совершенства

В апреле 2007 г. на вооружение ВВС была принята зенитная ракетная система большой дальности нового поколения С-400 «Триумф», предназначенная для поражения всех современных и перспективных средств воздушно-космического нападения. Каждая ЗРС способна одновременно вести обстрел до 36 целей с наведением на них до 72 зенитных ракет.  Комплекс способен поражать аэродинамические цели на дальности до 400 км, тактические баллистические цели, летящие со скоростью до 4,8 км/с – на дальности до 60 км.


Вековая история противовоздушной обороны России неразрывно связана с отечественной военной историей. По мере развития ПВО нашла свое важное место, в видах ВС и родах войск ВС РФ, длительное время выступала самостоятельным родом войск (позднее –видом) Вооруженных Сил.

Зародившись в начале XX века, воздушная оборона за короткий срок превратилась в стройную общегосударственную систему противовоздушной обороны страны, прочность и надежность которой была проверена в годы Великой Отечественной войны.

Опыт локальных войн и вооруженных конфликтов начала XXI столетия наглядно подтверждает ключевую роль сил и средств воздушного нападения ВВС и ВМС, а также космических систем связи, разведки и навигации. Подтвердилась и тенденция к увеличению доли высокоточного оружия в общем количестве применения средств поражения.

В настоящее время силы воздушно-космической обороны вновь, как и в середине XX века, находятся в процессе выхода на новый качественный уровень. Возросшие экономические возможности государства позволили увеличить количество ежегодно поступающих образцов вооружения и военной техники ВКО.

Развитие новых средств воздушно-космического нападения противника требует концентрации усилий на решении задачи по обеспечению максимальной эффективности парирования потенциальных военных угроз Российской Федерации из воздушного пространства и космоса.

Уже сейчас идет процесс формирования ударно-оборонительной системы ВКО, призванной стать гарантом военной безопасности Российской Федерации в военно-космической сфере.

ServerCode=node1 isCompatibilityMode=false